— активисты —
— постописцы —

Вглядывались ли Вы когда-либо в заволоченный чернильным маревом небосвод с мелкой россыпью мириад искристых звезд, слыша на границе сознания хрустальную мелодию с другого конца Вселенной? Мерещились ли Вам обволакивающие пространство тягучие эфирные сети, неведанными стезями уходящие далеко за горизонт? Нарушала ли Ваше душевное равновесие мысль, что все переплетено, оглушая сродни раскатистому грому? Если Ваш разум устал барахтаться в мелководье иллюзорных догадок, то знайте — двери нашего дома всегда открыты для заблудших путников. Ежели Вашим разумом владеет идея, даже абсолютно шальная, безрассудная, а душу терзает ретивое желание воплотить ее в жизнь, то постойте, нет-нет, не смейте даже думать о том, чтобы с ней проститься! Право, не бойтесь поведать о той волнующей плеяде задумок, что бесчисленными алмазными зернами искрятся в голове, — мы всегда будем рады пылкости Вашего воображения, ибо оно, ничуть не преувеличивая, один из самых изумительных даров нашей жизни.

упрощенный прием »»

planescape

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » planescape » И пустые скитания становятся квестом » you're the wildest wind


you're the wildest wind

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

you're the wildest wind, you're the home beneath the ruin.
self-loathing or the darkest drug will never keep me from loving.


http://funkyimg.com/i/2Faw8.png  http://funkyimg.com/i/2FaQr.png  http://funkyimg.com/i/2Fawb.png
http://funkyimg.com/i/2Fawa.png  http://funkyimg.com/i/2Fawc.png  http://funkyimg.com/i/2Fawe.png


you make my heart sing every time you brush against me.
my wildest wind, come make me smile again.

москва, 1957г.
marvel // зимний солдат & наталья романова

[sign][/sign]

+3

2

Cover my eyes tonight,
Don't let me see the  l i g h t.

All that we are
N e v e r  the same,
All that we know is all that  r e m a i n s.

http://s4.uploads.ru/uXSix.gif

http://s9.uploads.ru/6MCxE.gif

R e m e m b e r  the sun,
R e m e m b e r  the rain,
They're never gonna touch me again tonight.



http://s8.uploads.ru/m60JM.png

[indent] Кто мог подумать, что всё приведёт к этому? КГБ. Красная комната. Некогда балерина с каждым новым днём всё больше-больше становилась профессиональным убийцей. Это был её ход. Её решение. Её выбор. В детстве Натали и подумать не могла, что однажды окажется тут… Окажется вообще в подобном месте, занимаясь тем, чем занимается теперь. Её обучают не танцы танцевать, очаровывая зрителей. Её учат – убивать. Прятать чувства, отодвигать жалость на задний план, думая лишь о выполнение задания. Никакой слабости. Никаких слёз. Криков о помощи. Теперь нужно быть сильной. Терпеть боль. Подниматься с колен, даже если чувствуешь, как всё внутри разрывается на тысячи осколков, причиняя нестерпимую боль. Не сметь сдаваться, даже если чувствуешь, как горят все твои органы – одно движение и всё окажется на полу. Но Наталья сильная. В ней есть внутренний стержень, который креп каждый день. И с каждой новой тренировкой она становилась только сильнее.

[indent] От очередного удара, что приходился в «цель», Натали сплёвывая кровь на пол, чувствуя во рту её металлический привкус. Сжимала руки в кулаки, совершая новый удар в ответ, не позволяя «противнику» одолеть себя. Романова не знает, что такое – сдаться. И не желает познавать поражение. Она никому не позволит сделать её слабой. Хватит слабостей. После всех потерь; поджог дома и гибель матери, что ценой своей жизни спасла дочку, потеря любимого человека, чья смерть дала толчок тому, что Натали теперь находится тут. Она не хочет быть частью системы. Не хочет повиноваться её и быть очередной мушкой на прицеле. Романова хочет, чтобы эта система прогнулась под ней, сломалась к чертям.

«Он учил меня у б и в а т ь»

[indent] Зимний Солдат. О нём ходило немало слухов, но вся его жизнь была скрыта от посторонних глаз. Для всех он – убийца, тот, с кем шутить не стоит. Если окажешься у него на пути, а что ещё хуже – будешь записана в список его целей – то может автоматически готовить себе надгробие и писать завещание. Он не знает пощады. Он выполняет приказы. Делает ту работу, которая от него требуется и ничего лишнего. Его задача – тренировать в Красной Комнате таких же девчонок, как и Наташа. Но сейчас он был её тренером, что не удивительно. Романова – одна из лучших и способных учениц, если можно таковой назвать. «Ученица» - звучит так невинно и так по детски – это явно не характеризует её, как и то, к чему её готовят. Но и убийцей её назвать язык не поворачивается. Рыжая красавица. Балерина. Запросто заболтает вам зубы и выбьет из вас всю правду так искусно, что вы и не заметите. Она умна и сильна. Будущая убийца и шпионка. Но её внешность, телосложение – на первый взгляд – всего лишь дамочка, решившая поиграть в «супергероев» с крутым оружием. Её вид – будет ставить в заблуждение врагов, но это только на руку Натали. Связываться с ней – также опасно, как и попадаться на пути Зимнему Солдату. Они друг друга стоят.

Они  п о д о б н ы  друг другу.

[indent] Наташа следует по длинному пустому коридору. Проходит мимо двери, где, судя по звукам, тренируют очередную новенькую девицу – это ясно по стонам боли, которые отчётливо слышны даже за закрытой дверью. Не все проходят тренировки, кто-то сдаётся в самом начале пути, и становятся просто ненужным мусором, или же чем-то похожим на пушечное мясо, которое можно использовать один раз и больше не потребуется. Натали и бровью не ведёт – для неё всё это пройденный этап, благодаря тренировкам, своей выносливости и силе – она далеко ушла вперёд. Ей не жаль новеньких девочек – она сама была на их месте когда-то. Да и какая жалость? Это чувство едва ли не огромными, острыми зубцами вырывают из них, чтобы в дальнейшем не было помех и не возникло сострадания к «цели».

[indent] Девушка идёт вперёд, не оборачиваясь. Её очередная тренировка закончена. Тело болит – глупо отрицать это. Физическая боль, окутавшая собой не только внешнее тело балерины, но и все внутренние органы, которые, так или иначе, подверглись порции ударов. Но она терпит. Натали привыкла терпеть боль, ибо иначе нельзя. Везде глаза. Везде уши. Нельзя показывать свою слабость. Нельзя проявлять свои чувства. Нужно всё прятать как можно глубже в себе, для своего же блага. Завидовать тому, кто окажется на попечение Зимнего Солдата глупо – он не щадит даже в тренировках, выполняя свои обязанности. Но с другой стороны, лучшего учителя, наверное, не отыскать. Уголки губ Натальи чуть поднимаются вверх – она не жалуется на свою судьбу, на свою жизнь, её вполне всё устраивает, ведь она почти добилась своей цели. Осталось буквально пару шагов и это место можно будет покинуть, занимаясь тем, к чему её и готовят.

Опасность – в тонкой  г р а н и  между вечером и ночью

[icon]http://sd.uploads.ru/X8zQB.png[/icon]

Отредактировано Natalia Romanova (31.05.18 19:46)

+2

3

[indent] исключительная, нарциссическая, на красном и в красном — прима-балерина театра холодной войны. она танцует свою партию под музыку зимнего ветра, под хруст первого снега, под печальную песню одинокого радио. в ее арсенале — убийственная техника танца, отточенные движения, неповторимые роли, выполняемые безукоризненно и великолепно. такие, как она, не играют, живут: с алых уст скользят фразы колкие, спрятаны в пуантах иголки, а под пачкой — нож и кобура пистолета. та, что на сцене, всегда побеждает; она делает пируэт, захлебываясь чужой кровью.
[indent] в красной комнате девушки часто танцуют, еще чаще — учатся без дрожи в ногах лишать своих врагов жизни. они кричат, когда стальная рука тянется к их нежным девичьим шеям и хватает за волосы, а под механическими ударами ломаются пальцы и ребра. абсолютно плевать, сколько им лет и как их зовут — только те, что умеют молчать и проглатывать боль, остаются надолго. такие не молят о пощаде, в их глазах стойкость валькирий; от блеска их доспехов небеса озаряются северным сиянием, а их меч и щит — информация и лукавство, что погубят сотни судеб. 
[indent] иногда зимний солдат даже запоминает их имена.


Тренировать, но не убивать — таков есть приказ. Солдат говорит на русском с грубым акцентом, но со своими подопечными только на английском —  очередной урок по внедрению для будущих шпионок. Он никогда не замечает их взглядов из-под длинных ресниц: ему все равно, когда они игриво перешептываются между собой, наигранно вздыхая и поглядывая на его широкую спину, обтянутую мокрой от пота футболкой. Они все знают, что перед ними тот самый Зимний Солдат, но твердо верят в свои женские чары, используют мелкие хитрости, говорят с придыханием, а иногда даже вызываются первыми на пробный бой — такие уходят с выбитыми зубами и обычно не возвращаются.

Из вопроса рождается ответ, а из ответов — еще больше вопросов. В Красной комнате не спрашивают и не отвечают, ведь это такое простое и негласное правило. Зимний Солдат не знает слова «раб», не знает прошлого, не знает настоящего, в котором живет. Можно считать себя кем угодно — программой, куском алгоритма, марионеткой, — но в действительности не осознавать свое «я». Воин — живое оружие, — выполняет приказы. Убийство чиновника в Западном Берлине, теракт в Ахузам, уничтожение тридцати целей в Ханой… Несчетное количество жертв — он помнит их всех, но уже давно забыл, что такое смерть. Для Солдата это что-то эфемерное, о чем так часто говорят, но это никак нельзя попробовать — только не ему.

Идеальный солдат смотрит на сцену: прима-балерина танцует, на ее лице ни единой эмоции — Наталья ловко парирует удары и, даже не переводя дыхания, бьет в ответ. Они так похожи. Заводные куклы, единый механизм для убийств, что работает как часы. Ее шкатулка — КГБ, его — криогенная камера. И даже эти шкатулки почти одинаковы — их украшает алая звезда. 

Никого не волнует, как звать оружие: Зимний Солдат, «американец» (произносится не только с презрением, но и с любопытством), убийца… Можно иметь тысячи имен, но не самое главное — то, которое произносила мама, когда приглашала на обед, то, что называл отец, когда приходил домой и видел своего старшего сына с разбитой губой и в порванной рубашке. Солдат не знает их имен, не знает прикосновений материнских рук и ударов отцовского ремешка. Солдат не задает себе вопроса, как звали его лучшего друга из детства, потому что даже не знает, что когда-то был ребенком. Он не о помнит об американском футболе, о женской ладони, что словно шелк проводит нежно по коже, и о тихом голосе-шепоте. Незнакомка обещает дождаться, но никто и никогда не узнает, дождалась ли.

Когда снег ложится на его раскрытую теплую ладонь, Солдат ощущает себя живым, но пустым — абстрактной книгой без текста и смысла, все страницы исключительно алые, а иллюстрации перечеркнуты тушью. Черные пятна затягивают его глубоко в себя, он падает в темный омут и все падает, падает, и никак не может достать до дна. А в этом темном омуте голодные звери ожидают своей еды, они шаркают когтями по холодному полу своей клетки, ломают зубы об металлическую решетку, но никак не могут вырваться на свободу — потому что в реальности никаких клеток не существует, как и их самих. Среди этих похожих друг на друга зверей выделяется лишь один — белый волк, единственный и настоящий среди тех, кто давно уже мертв.

Этому волку не нравятся холода, не нравится заснеженная Москва. Он воет о теплом ветре и море, о городах, в которых никогда не бывал. Его песня грустна и до жути тосклива; Солдат не выносит этой трагичной мелодии, он вдыхает полной грудью холодный ноябрьский воздух и заходит обратно в дом. В коридоре его встречает Наталья — они сталкиваются совершенно случайно, каждый идет своей тропой. Он молчит, перегородив ей путь. Пристально смотрит, переводит взгляд с шеи на подбородок, затем на рыжие волосы, обрамляющие безупречно красивое лицо.

«Мисс Романова, можно пригласить Вас на танец в этот четверг?» — никогда не скажет Солдат. Но ведь волку так нравится эта лисица.

+4

4

this is my gift for  y o u.
This is my therapy of  h a t e.
This is the  poison room.
This is  your home, my friend

[indent] Она останавливается. Устремляет свой взор на мужчину, что возник перед ней, преграждая путь. Она молчит. Не делает попыток обойти его или же заговорить. Для кого-то это молчание может показаться жутким грузом, давящим на уши, но для Натальи эта повисшая тишина создавала своего рода комфорт. Молчание, которое никто из них не спешил нарушать – было вполне приемлемо для них двоих.  Зачем нужны слова, когда понять друг друга можно и без них? Зачем тратить время на пустые разговоры, которые ни к чему не приведут? Грань, что царила между Убийцей и Балериной падёт лишь тогда, когда настанет её время. Но не сейчас. Ещё рано.

[indent] «Женщины – обязаны сидеть дома и хранить очаг». Так часто эти слова «ласкали» слух молодой девы. Многие мужчины любят построить из себя принцев, которых маленькие девочки любят с малых лет. Кто не мечтал о принце? Когда вокруг хаос, страх, боль – мы пытаемся отыскать что-то светлое и хорошее. Ищем ту нить, за которую сможет уцепиться и не погрязнуть в этой тьме, пожирающей всё, что нас окружает. Девочки, словно мотыльки, ослеплённые светом любви, мчатся к своим «принцам», в надежде, что они смогут уберечь их от всего. Но чаще всего – дальше слов дело не заходит. Большинство этих «принцев» - лишь пустые маски, с золотыми коронами на головах. У Натальи был «принц». И он был им не только на словах, но и на деле. Но в нашем мире много зла, которое забирает всё, что ему не угодно. Причиняет боль тем, кто всячески старается избежать её, но не всем это удаётся. Вот ему и не удалось. Наталья лишилась своего «принца». Она не искала нового. Не осталась в своём доме, плача о потерянных днях и людях, что уже покинули её. Но Наталья не из тех изнеженных принцесс, что уже успела доказать и не раз.

forget myself
My reason to  s t a y.
No  H e a v e n, no  H e l l
Like we need a reason to change

[indent] В коридоре никого кроме них нет. Оно и к лучшему. Романовой меньше всего хотелось, чтобы кто-то потревожил их уединение, коль его таковым назвать можно. Со стороны они выглядят глупо и возможно даже смешно. Взрослые люди, стоят и смотрят друг на друга, не произнося ни слова. Но так важны ли эти слова? Он – волк, она – лисица. Им не нужны слова, чтобы понимать друг друга. Пускай эти тренировки. Это знакомство. Всего лишь временно. Когда всё закончится, они больше не увидят друг друга никогда. Уже скоро лисица будет свободна, но не от своей судьбы, что была выбрана ею ранее. Она будет свободна лишь от этой Красной Комнаты. От этих людей, окружающих её и чьи лица ей приходится видеть каждый день.

[indent] Но Волк был другим. Он был единственным, кого Наталья хотела видеть в этих стенах. Она не думала о будущем, не вспоминала о прошлом. Старалась жить лишь настоящим, не смея надевать розовые очки. Но Романова боялась ошибиться. У кошек девять жизней, а у лисицы всего одна – какая несправедливость, не так ли? Будь у неё девять жизней, то она всячески использовала это в своих целях. В Красной Комнате учат не сожалеть, но она сожалеет. Где-то в глубине души, какая-то её малая часть тоскует по тем дням, когда всё было хорошо, а в её мире царило спокойствие, и преобладала гармония. Наталья уже не ребёнок, но будь шанс, она попыталась бы что-то изменить, пускай и считает это пустой тратой времени, ведь уже столько шагов она сделала вперёд и ни одного назад. 

[indent]Лисица не хочет упускать Волка в очередной раз. Каждых «их» день может стать последним, как для него, так и для неё. Солдат тут лишь временно – это его очередное задание, а получить новое поручение он может в любой момент. Он не тот человек, который будет тянуть, Солдат просто сорвётся и отправиться выполнять ту задачу, что перед ним вновь поставили, не смея обернуться назад, чтобы в последний раз взглянуть на то, что оставил позади. Лисица не глупая. Лисица всё прекрасно понимала, как и то, что Волк не хочет покидать стен коридора, пока Наталья была тут. Кто-то должен был сделать первый шаг, независимо от того, каким именно он будет. Наталье всегда говорила, что это мужское дело – первые шаги, но она так не считала. Но подобрать нужные слова в этой ситуации казалось невозможным. Наверное, молчать и дальше было бы куда более лучшей идеей, но тянуться вечно это не могло. - Чаю? - Всего одно слово, произнесённое лисицей и стена тишины пала между ними. Он не проигнорирует - она знала это. Как и знала, что Волк поймёт её, пускай другой на его месте не смог бы понять.

always spinning 'round
End to beginning to  e n d  to beginning to  e n d
I find no night this time

[icon]http://sd.uploads.ru/X8zQB.png[/icon]

Отредактировано Natalia Romanova (31.05.18 19:44)

+1

5

Солдат не знает, что в этом мире существуют чувства — скребущие, разрывающие грудную клетку изнутри. Он не помнит, что такое счастье. Даже самое простое, до жути банальное, элементарное счастье, о котором написаны тысячи песен и тысячи книг. Легкое, уютное, сравнимое со случайными солнечными лучами в самый пасмурный день, с запахом горячего какао в зимние вечера, с ветром, что нежно хлещет по щекам при спуске с высокого холма. Счастье существует где-то в прошлом, а прошлого, как известно, нет.

Ради очередного эксперимента Солдату внушают, что у него есть — или был, —  отец. По легенде, отец проводил свои годы в бетонной коробке, занимался бумажными делами, по приходу домой выпивал стопку водки, избивал своего сына и ложился спать. Испытуемый живет с этими воспоминаниями о детстве несколько месяцев, по окончанию которых сообщается, что отец трагично покончил с собой. Но потеря несуществующего родственника не вызывает у наблюдаемого объекта ожидаемых чувств облегчения или грусти. Искусственно привитые эмоции отторгаются, инородные факты о пережитых в детстве побоях и равнодушии родных людей не приживаются или игнорируются.

Тогда на объекте пробуют новый способ влияния на алгоритм программы, исследуют причинно-следственные связи, отмывают от грязи и крови сознание, полируют воспоминания. Солдат рассказывает отрывки из чужой биографии: при упоминании старшей сестры искреннее улыбается и вспоминает глупые шутки, с сожалением опускает глаза и тоскует по матери; с нежностью и грустью описывает родной дом, покинутый много лет назад. Способ внушения абсолютно рабочий — задай нужный мотив и получи чистую, новую личность.

[indent] у каждого существа есть создатель — царь, отец, бог. нас всех кто-то придумал: вложил в руку ребенка игрушку, в руку писателя — перо, в руку убийцы — нож... а потом искалечил, потому что считал, что мог, или требовал любовь, потому что хотел. у зимнего солдата тоже есть свой создатель. он дает приказания и не прощает ошибок — за одно лишь упоминание собственного имени (кто я такой? кто такой баки?) незамедлительно следует наказание. вместо того, чтобы дать предупреждающего ремня, отец отправляет своего сына в холодный гроб. без прощения. без сожаления.

[indent] зимний солдат — модель абсолютного подчинения.

Они поднимаются к Наталье в комнату в абсолютном и привычном для них молчании, мягком как первый снег. Тишина совершенно не давит — располагает на мысли. Иногда Солдат, игнорируя запрет на вопросы, спрашивает себя, есть ли у Натальи Создатель. Разбивая колени на сцене, поднимаясь и повторяя движения вновь, о чем или о ком она думает? Об Отце? О Муже? О Долге? О Родине? Оказавшись в клетке с алыми прутьями, дикая лиса не лишается своей истинной сущности, присущей ей хитрости и осторожности.

Есть ли Создатель у Натальи? Солдат решает, что она сама себя сделала.

В комнате пусто и холодно. Раздается щелчок — дверь за спиной закрывается на заржавевший замок. Солдат грубо и властно прижимает Наталью спиной к стене, сжимает стальную ладонь у самого горла, проверяет степень доверия: вздрогнет? Испугается? Убежит? Он может ее убить, стоит ей шевельнутся. Всего лишь сжать руку на шее… и балерину ждет мгновенная асфиксия. А если сжать с силой, то последует повреждение хрящей гортани, с хрустом надломятся кости. Солдат знает, как расширяются зрачки жертвы в такие моменты — от страха и осознания конечности жизни. Наблюдение за смертью не приносит ему удовольствия, но и отвращение он тоже никогда не испытывает.

— Я люблю чай с молоком, — шепчет Солдат и правой рукой поправляет прядку рыжих волос.

Он наклоняется к Наталье, опаляет своим ровным дыханием шею. Медленно проводит губами к уху — слишком близко к фарфоровой коже, но недостаточно, чтобы касаться ее. Наталья пахнет пшеничным полем после дождя, чистотой снежного леса, ароматом первых цветов — Солдат еще не знает, что запомнит это на всю оставшуюся жизнь. Он замирает, а в голове тем временем мелькает будто бы посторонняя мысль: вообще-то, с девушками так не общаются. Солдат аккуратно проводит по четкой линии ключицы левой рукой, затем медленно отстраняется, отходит на пару шагов и улыбается. Совсем незаметно для его лица, но в душе — самой широкой улыбкой.

+1

6

«Теперь мы стали выше головы
Мы стали крепче стоя под огнем
Мы продолжаем биться за свои мечты
Даже если больше не вдвоём.»

<…>

Наталья знает, что такое любовь. Однажды она любила и была любима. Но это осталось в прошлом. В том прошлом, когда она могла позволить себе эту дурную слабость, отдаваясь чувствам полностью. Люди любят воспевать о любви, любят возносить её до небес, считая это чувство одним из важнейших, коим может обладать любой человек. Но любовь не всегда дарит счастье – она жестока, и за любой день, подаривший вам улыбку, потребует плату, которая принесёт немало боли.  Все эти чувства, которым поэты уделяют немало строк в своих стихах – слишком жестоки и непредсказуемы. Они с лёгкостью могут изменить человека до неузнаваемости.

И порой многие задаются вопросом, а нужно ли всё это? любовь, нежность, привязанность... Эти чувства могут за одно мгновение подарить человеку надежду или же разрушить его полностью, обращая в прах. Это огромный риск, на который готов пойти не каждый. Особенно после шрамов, что оставило не самое светлое прошлое. Но жизнь ведь одна. так почему же нужно бояться рисковать? Да - это может привести к ужасным и необратимым последствиям, но не сыграв партию, победителем никогда не станешь, верно? И если однажды вас уже разбили на осколки, то помните о том, что их всегда можно склеить, а то, что вас не убьёт 0 лишь сделает сильнее.

http://sh.uploads.ru/WIwM5.png

    Любить - это стоять у самой пропасти. И стоит сделать шаг, как ты падёшь.

http://sh.uploads.ru/WIwM5.png

Наталья знает, что такое боль. Ей не довелось полноценно почувствовать все прелести юной жизни. Лисице пришлось рано повзрослеть и взглянуть на мир другими глазами. Романова немало читала: в книгах всё совершенно иначе  - слишком много лжи. И немало прекрасных стихов, кои теперь кажутся пустыми. Наверное, каждая книга, которую Наталья держала в своих руках, имела счастливый конец. Но в жизни такого не будет. И каждый твой шаг – может стать роковым. Любое неосторожно брошенное слово – может изменить всю твою жизнь.

Наталье не стремиться совершать ошибки и не желает после жалеть о содеянном. Но и думать о том, что в какой-то момент она упустила некую важную деталь - тоже не хотелось. Её путь - словно извилистая дорога, тянущаяся над самой бездной. Она лишь делает вид, что не ведает страха, ступая по ней, но это не так. Лисица лишь глубоко прячет свои истинные чувства, кои сумела сохранить из того прошлого, что было однажды утеряно безвозвратно. Она тоже человек и испытывает страх. Но проявлять который ей категорически нельзя. И рыжеволосая дева это понимает. У этого мира свои правила, а у жизни свои взгляды на происходящее. Может мы и властны над своим будущим, но в любой миг всё может оборваться. Человек - лишь мелкая пешка на огромной шахматной доске. И чтобы добраться до конца, став чем-то более значимым - придётся проделать сложный путь. Но стоит заметить, что каждая пешка может стоить намного дороже, нежели иная фигура на этой доске. Не стоит недооценивать столь слабую часть этой игры.

http://sh.uploads.ru/WIwM5.png

Жить – это ступать по краю пропасти, когда позади тебя осыпается земля
– ведь пути назад нет. В прошлое не вернуться. Есть только один путь – вперёд.
Но каждый неосторожный шаг и бездна пропасти поглотит тебя.

http://sh.uploads.ru/WIwM5.png


Наталья не боялась этого человека. Она не испытывала страха, находясь перед ним в столь уязвимом положении. Её не стоит недооценивать, ведь почувствовав опасность для своей шкуры, лиса бы тут же вцепилась волку в глотку, пытаясь разорвать того в клочья. Эта лисица не из тех, кто даст себя в обиду. Она может постоять за себя. Защититься. Но это не требовалось. Слишком спокойна. Не отводит своих зелёных глаз от лица солдата. Не вздрагивает и не отступает, пытаясь отстраниться. Наталья лишь ждёт. И наблюдает за человеком перед собой.

В какой-то момент ей становится любопытна: а какая история скрыта за столь холодным, как сталь взглядом голубых глаз. Лисице хочется напроситься на продолжение этой игры, которая была начата самим волком, даже если он сам не догадывался об этом. О нет, это не те люди, что сядут за «стол переговоров», обсуждая любимый вкус чая в детстве. За их плечами таится куда более трагичное прошлое, наполненное немалыми трудностями, которые пришлось пережить. Но это лишь начало. Их путь – он только начинается, ведь дальше возникнет куда больше новых препятствий. Возможно, уже завтра они не увидят друг друга на тренировке. Слишком опасно вот так провоцировать нелепые попытки завязать разговор. Это не то место, где дозволены чаепития. И сейчас не та жизнь, где можно было позволить себе действовать свободна, без страха того, что ждёт впереди.

Лисица любит рисковать и она готова идти наперекор системе, будучи уверенной, что в дальнейшем сможет избежать наказания, которое может уготовить жизнь. Слишком уж любопытна, чтобы так просто лишать себя удовольствия докопаться до истины, пытаясь разобраться в человеке и его прошлом. Она хочет понять солдата. Найти его слабости, которые присутствуют в каждом. И не нужно это отрицать - Наталья прекрасно знает, что слабости есть даже у машин. А они - всего лишь люди, ставшие жертвой системы и высших людей, что преследует определённые цели.

Пешки ведь нужны всем. Без них партия не может быть начата.

Наталья делает шаг в сторону, незаметно улыбаясь уголками губ. Легко кивает головой, и заваривает чай. Её движения неспешные и аккуратные. Ни капли свежезаваренного чая не было пролито мимо кружки, как и молока, что последовало следом. Её руки не дрожат и не дрожали, когда пришлось совершить первое убийство. Так странно заваривать чай руками, что уже были испачканы в крови. Не такую жизнь матушка хотела для неё. Но судьба решила иначе. Неудивительно. Романова хмыкает про себя, стоит мимолётному воспоминанию всплыть в голове: матушка в потрёпанном фартуке, что был куплен пару лет назад заваривает кофе для себя и маленькой Наташи, но лишь в кружку дочери добавляет свежее молоко. Ведь кофе - довольно крепкий напиток, да и с молоком оно намного вкуснее.

Кружка обжигает её холодные руки, но это чувство нравится Наталье. Чувствовать давно забытое тепло. Закрывать глаза и вырисовывать в голове воспоминания из прошлого, когда жизнь ещё позволяла просыпаться по утрам, улыбаясь утреннему солнцу. Слышать голос матери, оповещающий о готовом завтраке и идти на кухню, на запах свежезаваренного кофе. Наталье не хватало этого. Но прошлое должно оставаться в прошлом - ему не место в настоящем. Лисица сама отказалась от всего этого, когда пришла сюда. - Сахар? - Она протягивает кружку с напитком Солдату и жестом предлагает присесть за небольшой и довольно старый стол. Увы, но сладости предложить она не может, что вызывает лёгкий смешок. Какая ирония: они - оружия для убийств, чьи руки перепачканы в крови других людей просто сидят и попивают чаи, словно соседи. Если бы кто-то сказал Наталье об этом в детстве, она бы звонко рассмеялась, отмахнувшись от подобной чуши. Это в самом деле странно и... Неправильно?

+1


Вы здесь » planescape » И пустые скитания становятся квестом » you're the wildest wind


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC