Когда произойдёт то, о чём сообщил Иосифу Голос, — никаких войн больше не будет. Потому что воевать будет некому — и не с кем; вся жестокость человечества и озлобленность лидеров канет в небытие, навсегда освобождая землю от огня и раздора. Но пока этого не случилось, и отголоски смертоносных сражений, что гремят в отдалённых странах, не затихая и не прекращаясь, ясно виднеются в глазах его брата. Словно два тёмных зеркала, что отражают всю боль и ненависть этого обречённого мира.Читать дальше
Вглядывались ли Вы когда-либо в заволоченный чернильным маревом небосвод с мелкой россыпью мириад искристых звезд, слыша на границе сознания хрустальную мелодию с другого конца Вселенной? Мерещились ли Вам обволакивающие пространство тягучие эфирные сети, неведанными стезями уходящие далеко за горизонт? Нарушала ли Ваше душевное равновесие мысль, что все переплетено, оглушая сродни раскатистому грому? Если Ваш разум устал барахтаться в мелководье иллюзорных догадок, то знайте — двери нашего дома всегда открыты для заблудших путников. Ежели Вашим разумом владеет идея, даже абсолютно шальная, безрассудная, а душу терзает ретивое желание воплотить ее в жизнь, то постойте, нет-нет, не смейте даже думать о том, чтобы с ней проститься! Право, не бойтесь поведать о той волнующей плеяде задумок, что бесчисленными алмазными зернами искрятся в голове, — мы всегда будем рады пылкости Вашего воображения, ибо оно, ничуть не преувеличивая, один из самых изумительных даров нашей жизни.
шаблон анкеты вторые роли валюта связь с администраторами
гостевая книга правила сюжет занятые роли нужные персонажи

planescape

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » planescape » И пустые скитания становятся квестом » i hold an image of the ashtray girl


i hold an image of the ashtray girl

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

// life is strange //
i hold an image of the ashtray girl


http://s8.uploads.ru/QcbS3.png

http://sd.uploads.ru/2GCH6.png

http://s5.uploads.ru/zHEIt.png


// chloe price, nathan prescott // аркадия бэй // 2013 год //

само место — та еще обшарпанная дыра, но кто, как ни хлоя, мог видеть в этой трэшовости своеобразное очарование?
вроде бы риторический вопрос, но нет. уж точно не нейтан мать его прескотт, мистер «зато моей отец может меня обеспечить» [c].

+2

2

С каждым новым днем, отделявшим Хлою от злосчастной даты 22 апреля 2013 года, когда Рэйчел перестала отвечать на ее звонки, все труднее заставлять делать себя хоть что-нибудь, чтобы не сойти с ума и не растерять угасающую надежду.
Помогла она себе с помощью неизменного ритуала: периодически обновляла возвещающие о пропаже Рэйчел листовки. После того, как шел дождь. После того, как они тускнели на солнце. После того, как особенно сочувствующие и остроумные уебки из ее городка срывали их или приписывали всяческие комментарии.
В каждый из таких дней, когда это происходило, она чувствовала себя еще более паршиво, чем обычно.
«Я встретила кое-кого, кто изменил мою жизнь».
«Мы поедем вдоль побережья, будем каждую ночь гулять по новому пляжу, а когда ты будешь ремонтировать пикап и  когда какой-то чувак скажет, что ему нравятся секущие в машинах девушки, я отвечу ему: отвали, она со мной».
Рэйчел написала письмо, не смогла лично ей рассказать про этого чертового человека, но неужели она не могла нормально попрощаться?
Пожалуйста, Рэйчел, свали по-английски, будь бессердечной сукой и счастливой с кем-то другим, только будь в порядке.
В один из таких дней меньше всего Хлое хотелось выслушивать очередную лекцию от жопотчима или замечать расстройство и разочарование  во взгляде матери. Свалить из дома — и торчать на свалке, бродить по городу, что угодно, лишь бы не это.
Так Хлоя и оказалась у бара, где редко тусовался кто-то из дальнобойщиков, ошивающихся в «Двух китах», а ее фальшивое водительское удостоверение с подправленной датой рождения не считали дерьмом на палочке. Им было плевать, и Хлою это более чем устраивало.
Наскрести мелочь, не спеша выпить пива, проскользнуть домой, когда комендантский час был уже безнадежно нарушен – похоже на план. Другого не было.
У нее никогда не хватит денег, чтобы вернуть Фрэнку три тысячи зеленых портретов мертвых президентов, а терпение Бауэрса скоро иссякнет. Плевать. Как будто это большая из ее проблем.
Бармен уже знал Хлою и даже мог прикрыть, если кто-то из особо отбитых посетителей решит навязать свою компанию. Само место — та еще обшарпанная дыра, но кто, как ни Хлоя, мог видеть в этой трэшовости своеобразное очарование?
Вроде бы риторический вопрос, но нет. Уж точно не Нейтан мать его Прескотт, мистер «зато моей отец может меня обеспечить». То ли сегодняшний косячок был более забористым, чем обычно, то ли свершилось то, чего все так долго ждали, и Прескоттов свергли с пьедестала, но факт оставался фактом, хотя Хлоя ожидала бы здесь увидеть скорее Папу Римского, зажигающего в компании монашек.
Они не то чтобы много общались до исключения Хлои, да и после тоже нет, и не то чтобы она об этом жалела. И все же, почему он один в такой дыре, а не в компании целующих ему задницу друзей, любящих насмехаться надо всеми кто, по их мнению, ниже них?
В свое время Хлоя ни за что бы не пошла на вечеринку клуба «Циклон», зато знала, что Рэйчел иногда бывала там. Она смеялась над всеми этими снобами, говорила что-то вроде того, что стоит Виктории щелкнуть пальцем, и Тейлор с  Кортни постелятся перед ней вместо красной ковровой дорожки, но никогда не шутила про Нейтана. Они были друзьями, как ни странно. И все же одного факта того, что Нейтан и Виктория были словно астральные близнецы, хватило, чтобы домыслить то, что Рэйчел опускала.
Стоять столбом и пялиться на красную куртку в попытке понять, это ты сошла с ума или мир вокруг, было странно, так что Хлоя сделала сумасбродную вещь, возможно, одну из самых сумасбродных в своей жизни. Она подошла к Прескотту и уселась за стойку рядом с ним.
— Неприятности в раю? — не таким уж язвительным тоном, как могла бы, сказала Прайс, хмыкнув, и окинула Нейтана любопытствующим взглядом, пытаясь понять, насколько он не в себе.
Вокруг наследника Прескоттов образовалась своеобразная зона отчуждения, в которую вторглась Хлоя, а собравшие в баре люди мимолетом посматривали на него.
Богатенькие детки обычно не ходят в места, типичный посетитель которых зарабатывает в месяц, а то и в год меньше, чем стоит их прикид. Пока что Хлоя руководствовалась только желанием выпытать, что гордость академии Блэквелл забыл тут, и пока не успела сложить один плюс один и понять, что профит от этой ситуации может быть еще и материальный.

+2

3

Нейтан напряженно смотрит на свои руки, плотно сжимающие почти опустевшую кружку, по стенкам которой стекала белая пивная пена. Он уже в который раз жалеет, что оставил наушники в кампусе. Грохот местной музыки и шум пьяных голосов почти болезненно бьют по ушам, и единственный способ спастись от какофонии видится лишь в полном забытьи. Дерьмовое пиво, смешанное с виски или паленым ромом. Пара литров отменного дешевого пойла, чтобы окончательно завалиться тяжелой от выпивки головой на барную стойку и проспать в таком положении до утра.

Если получится. Каждый раз засыпать без таблеток становится все труднее. Без снотворного приходится часами смотреть в потолок, разглядывая в свежей краске тонкие почти незаметные трещинки. Под пение китов, которое едва ли заглушает собственные мысли.

рэйчелвпроявочнойрэйчелвпроявочнойрэйчелвпроявочнойрэйчелвпроявочнойрэйчелвпроявочной
рэйчелвпроявочнойрэйчелвпроявочнойрэйчелвпроявочнойрэйчелвпроявочнойрэйчелвпроявочной
рэйчелвпроявочнойрэйчелвпроявочнойрэйчелвпроявочнойрэйчелвпроявочнойрэйчелвпроявочной
РЭЙЧЕЛВПРОЯВОЧНОЙРЭЙЧЕЛВПРОЯВОЧНОЙРЭЙЧЕЛВПРОЯВОЧНОЙРЭЙЧЕЛВПРОЯВОЧНОЙ
РЭЙЧЕЛВПРОЯВОЧНОЙРЭЙЧЕЛВПРОЯВОЧНОЙРЭЙЧЕЛВПРОЯВОЧНОЙ
РЭЙЧЕЛВПРОЯВОЧНОЙ

Марк не отвечает на звонки. Дрожащие пальцы в который раз набирают его номер, но в ответ – лишь длинные гудки и обрыв связи. «Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста. Ответьте мне. Мне нужно поговорить. Очень нужно хоть с кем-нибудь поговорить. Пожалуйста», - бессильно бормочет под нос Нейтан и хватается за голову, с силой сжимая пальцами волосы.

Он кивает бармену на кружку и ему тут же подают новую, полную. Нейтан уже не помнит, сколько литров пива успел выпить с тех пор, как пришел сюда – может всего половину, а может больше, не помнит, сколько должен заплатить, да и особо не переживает на этот счет – по кредиткам платит его отец, и это меньшее, чем он может откупиться от собственного сына.

Шон Прескотт – мудак каких поискать. И пусть весь город его называет именно этим и рядом других характерных слов, никто из жителей не знает, насколько он действительно мудак. Никто, кроме Нейтана и двух людей, с которыми он может поделиться содержимым своей головы.

Только вот один из них больше Прескотта не замечает. Нейтан в гневе и бессильном отчаянии швыряет телефон на стойку, и экран тут же загорается, извещая о полученном сообщении с незнакомого номера – только Нейт точно знает, от кого оно.

«Больше не звони мне. Поговорим позже».

- Твою мать! – телефон летит на этот раз в угол бара, двое подпитых рыбаков встревожено вздрагивают и крутят пальцем у виска, глядя на богатенького мальчишку, который только что разбил вдребезги новенький смартфон.

Прескотт делает глоток и морщится, недобро глядя на бармена.
- Налей чего-нибудь нормального. И не вздумай разбавлять, понял? Если я отравлюсь, у тебя будут огромные проблемы, кретин, - фыркает он, сталкивая со стола кружку, и бросает на стойку несколько зеленых купюр – это останавливает парня с полностью забитыми рукавами от необдуманных действий, и Нейтан, отвлекшись, уже не слышит ответного «мудила», злобно брошенного через плечо.

Где-то через час вокруг Прескотта образуется вакуум. Парень не замечает, как медленно, но верно вокруг него рассеивается народ – раньше бы заметил, но теперь ему плевать, считают ли его прокаженным или что прескоттизм передается воздушно-капельным. Его раздражают люди, особенно такие отбросы, как те, что заходят сюда чаще, чем могут себе позволить. Его бесят эти перешептывания за спиной. Его вымораживает, когда кто-то изображает участие, чтобы только использовать.

- Чего тебе? – раздраженно фыркнул Нейтан и поднял голову, теперь уже с удивлением обнаруживая, что рядом подсела Хлоя Прайс – бывшая студентка академии Блэквелл.

И Нейтан невольно – с надеждой в глазах – заглядывает ей за спину.
Но рядом нет Рэйчел.
Потому что она мертва.

+2

4

Значит, это правда. Нейтан Прескотт во плоти. Как еще кто-то из местных завсегдатаев не наехал на него? Не он, конечно, принимал решения лишить их нормальной жизни, но разве выкинутым на обочину жизни бедолагам подшофе или просто обозленным бездельникам есть разница? Может, ждут, пока он выйдет на парковку?  Прайс думала, что случай с Дрю должен был его научить осторожности. А ее — умению не проявлять участие по отношению к сыночку богатея.
— Чувак, я просто пытаюсь понять, что не так с этим миром, — на пару секунд во взгляде Хлои застыла грусть. Ей очень хотелось, чтобы Рэйчел сейчас совершенно внезапно вошла сюда, так же как и здесь внезапно оказался Прескотт. И разрулила бы эту дурацкую ситуацию, как она всегда могла. Но потом Хлоя вернулась к своему обычному состоянию — прятаться за стеной из напускной дурашливости. Она перехватила мутный взгляд Прескотта, с тоской подмечая, что вряд ли напьется сегодня до такого состояния.
— Нечасто принцы блэквелльские снисходят до простых смертных. Что, Уэллс превзошел самого себя и выебал мозг даже тебе? — конечно же, Хлоя говорила несерьезно. Уэллс за прескоттовские деньги уже который год демонстрировал номер «я засунул голову в задницу до упора и даже глубже».
Несмотря на то, что Хлоя благополучно вылетела из Блэквелла, как и всегда мечтала, после исключения она полюбила игру «поймай меня, если сможешь» с отчимом и Уэллсом и то и дело слонялась по кампусу. Особенно в комнату Рэйчел. Со всем этим трудно было быть не в курсе тамошних событий. Вместе с Рэйчел они общались с всегда лучащейся дружелюбием Даной и с Джастином и Тревором, но когда Рэйчел исчезла, Хлоя стала их избегать.
Потому что не могла им простить того, что они просто двигались дальше. Все эти люди, которым была небезразлична Рэйчел, просто восприняли ее исчезновение как данность и не захотели шевелить и пальцем ради ее поисков. Когда Хлоя это поняла, она старалась сновать по кампусу в сумерках, когда шанс их встретить минимален.
С каждым месяцем все труднее было сохранять надежду. И вот, когда Хлоя почувствовала себя особенно одинокой, ей представился шанс болтать с человеком, которого всегда презирала за то, что он соответствовал самым худшим ожиданиям о себе. Тем не менее, она не хотела задумываться о том, каким человеком стала бы сама, если бы по какой-то особенно жестокой насмешке судьбы Усатый Фашист стал бы ее настоящим отцом.
Прескотт как единственный, с которым можно поговорить — смахивает на ночной кошмар. Впрочем, не то чтобы здесь могли появиться Рэйчел или Макс. У последней, кстати, недавно был день рождения, с которым Хлоя ее не поздравила по старой привычке сидеть в игноре. Еще один повод выпить.
Если бы только Рэйчел сейчас появилась здесь и сказала «я все устроила, поедем со мной». Или хотя бы честно заявила «ты такая лузерша, Хлоя, ты проебала все деньги на ремонт машины, которая не увезла нас в Калифорнию, а мне теперь хорошо с этим повидавшим многое парнем» … кем бы он там ни был.
Сколько бы сценариев случившегося не прокручивала в голове Прайс, меньше всего ей хотелось думать о том, что Рэйчел стала жертвой торговца людьми или какого-нибудь заезжего Теда Банди.
«Рэйчел, пожалуйста, только подай мне знак, что с тобой все хорошо».
Но миллионы звонков и сообщений так и остались неотвеченными. На свою страницу в Фэйсбуке она давным-давно не заходила, а в сети не было никакой информации о модели по имени Рэйчел Эмбер. Значит, либо она не хочет оглядываться назад до такой степени, что сменила даже имя, либо…
Остановив свои мысли на той крайней линии, за которой начинаешь сходить с ума, Хлоя все-таки сделала то, за чем пришла сюда. Вывалила всю свою мелочь из кармана на стойку, с каким-то мазохистским удовольствием считая центы на глазах у богатенького сыночка.
— Моя копилка-материлка больше не покрывает расходы на самолечение, — усмехнулась Хлоя, наверное, чтобы опередить в этом деле Нейтана.
— Хэй, мне как обычно, — обратилась она к бармену. Сегодня здесь было достаточно людно, а не то Хлоя бы поболтала с ним. Вряд ли Прескотт бы расстроился, если бы лишился ее компании.
Все равно Фрэнк скоро пырнет ее один раз за каждый доллар или что-то вроде того и это все может перестать иметь значение.
Хотя в глубине души Хлоя совсем не хотела сдаваться.

+2

5

Алкоголь и наркотики – идеальный набор, чтобы раз и навсегда покончить с воспоминаниями о событиях прошедшей ночи. Что-то вроде выключателя электричества в голове, щелк – и темнота. Нет мыслей, чувств – только манящая пустота и спокойствие.
Без алкоголя, без наркотиков Нейтана Прескотта ломает. Только вещества способны добавить красок в его монохромный мир. Только алкоголь может заставить его расслабиться. Чтобы отделаться малой кровью, Нейтан курит обычные сигареты, они смягчают игру светотеней его черно-белой жизни, образуя плавные градиенты. Но все заканчивается, стоит сигарете истлеть до фильтра и обжечь дрожащие пальцы.
Выпивка успокаивает натянутые, как на тетиву, нервы. Она замедляет ход электрического тока по проводам его организма и все внутри перестает яростно искрить.

Когда движения становятся более плавными, когда пальцы не трясутся в неконтролируемом треморе, наступает следующая стадия опьянения: прочная скорлупа исходит трещинами, пропуская внутрь неприступного кокона яркие лучи света. Нейтан вспоминает, как в детстве любил сидеть на коленях сестры и пускать солнечных зайчиков. Фокус был в том, чтобы поймать зеркалом как можно больший пучок света, чтобы отраженное на стене пятно разбило нависшую тень.

Нейтан любит предаваться воспоминаниям о тех годах, когда все было хорошо, или ему так казалось через призму беззаботного детства. Все. Хорошо. Он уже не помнит, когда в действительности был уверен, что с ним все в порядке. Не хорошо, но нормально.

Все усугубилось, когда не стало Рэйчел.
Вся его жизнь покатилась в пропасть в тот момент, когда Марк Джефферсон, качая головой, смотрел на него с разочарованием во взгляде и произносил слова приговора: «Ты неправильно рассчитал дозу, Нейтан. Рэйчел больше нет».
И Прескотт до сих пор не знал, что глубже загнало ему под ребра нож: ее смерть или последствия.

Парень неосознанно скребет ногтем по деревянной стойке бара, сдирая с нее слой старого лака. Он грызет и ломает зубочистки – одну за другой, лишь бы чем-то занять свои беспокойные руки. Он стучит пальцами по столешнице, стараясь уловить в звуке какой-то легкий умиротворяющий мотив.

И из созданного им вакуума Нейтана вновь вырывает голос.
- Как будто тебе есть до этого дело, - резко, но непривычно беззлобно отзывается Нейтан и вновь поднимает голову – резко, так, что голова превращается в гулкий колокол, и парень невольно морщится. Из раза в раз, когда кто-то интересуется его состоянием, Прескоттом овладевает лишь желание скорее закрыться от окружающих в надежде, что хоть кто-нибудь снимет дверь тюремной решетки с петель и все-таки заставит его ответить.
«А тебе не поебать?»
«Нет, мне не поебать».

Удивительно и совершенно невероятно, но Нейтану никогда не нравилось быть мудаком. На самом деле, мало кому вообще может понравиться всеобщая ненависть, разве что конченному социопату, что упивается презрением словно нектаром. И хоть в медкарте у Прескотта и значится этот неутешительный диагноз, ему все равно делали больно косые взгляды сокурсников. Но это выбранный стиль защиты. Крепкая и непробиваемая стена.
Мало кто помнит теперь, как пятнадцатилетний мальчишка пытался завести в Блэквелле друзей. Мало кто помнит теперь, как с улюлюканьем его пихали плечами парни из футбольной команды, с которыми хрупкий Прескотт-младший старался общаться. И уж точно никто не помнит, как в слезах обиды Нейтан уткнулся в подушку и твердо решил больше не пытаться.
Ему потребовалась всего неделя, чтобы стать достойным продолжением рода Прескоттов. И как ни странно, друзья у него появились только после.

Взгляд Нейтана цепляется за разложенную на барной стойке мелочь. Кажется, он добрался до той стадии опьянения, когда вместо четких очертаний вещи приобретают форму размытого пятна, но даже в таком состоянии Прескотт понимает, что монет хватит разве что на один стакан. И кажется, он совсем не хочет пить в одиночку и дальше.
Он сгребает ладонью мелочь прежде, чем до нее дотянется бармен, и высыпает ее обратно в ладонь неформалки.
- Я оплачу, - кивает он бармену, подпирая тяжелую голову ладонью и невольно сжимая в пальцах свои волосы.

+2

6

Заботил ли Прайс тот факт, что наследник дражайшего семейства Прескоттов прохлаждался в той же дыре, которая служила ей еще одним своеобразным убежищем полгода? Наверное, самую малость. От хорошей жизни по таким местам мало кто шатается. Особенно, когда есть альтернатива в виде разгромных вечеринок прямо в стенах кампуса, на которых избранные могут получить алкоголь и даже что покруче. Но Уэллс, конечно, принюхивается, надеясь учуять марихуану, к бедным студентам, которые не могут случайно оставить у него в кармане часть необычайно щедрых пожертвований.
— Не знаю, похоже, мир правда еще более ебанутый, чем казалось, — задумчиво и тихо пробормотала Прайс. — Я думала, что теперь ты никуда не ходишь без своей свиты из клуба.
«Потом что я тебя помню угрюмым чувачком, который сторонился людей, не умел говорить «спасибо» и ненавидел, когда его застают в невыгодном свете». Иногда даже она знала, когда надо прикусить язык. Осталось только опрометчиво не развязать его алкоголем.
Что вообще Хлоя знала о Нейтане Прескотте кроме того, что он богатый, мрачный и заносчивый? То, что он был другом Рэйчел. Этого, с одной стороны, хватало, чтобы отнестись к нему с чуть меньшей настороженностью и предубеждением, а с другой — испытать любопытство и попытаться понять, что же хорошего Рэйч видела в нем.
Почетный ученик академии. По крайней мере, до тех пор, пока его папаша значится в меценатах, а на входе в общагу красуется мемориальная доска с его фамилией. Самый ненавистный человек для тех изгоев, что могли бы объединиться в клуб «Циклон» до тех пор, пока Прескотт и ему подобная типа-элита не отобрали и это право. Достойных продолжатель мудацких традиций своего отца. Та сцена, что Хлоя застала до начала спектакля, была очень неприятной. И все же, Шон Прескотт открыл целый ряд новых курсов по направлению искусства, а не сделал упор на изучение бизнеса или что там еще может хотеть состоятельный и властный старый хер от своего единственного сына? Может, он все же заботился о нем.
Прайс бы солгала, если бы сказала, что не смогла бы найти другое применение каждому из высыпанных на стойку центов. Так что, когда они вернулись к ней, протестовать она не стала, хотя вызванные этой выходкой эмоции нельзя было назвать полностью положительными.
«С хуя ли? Это что запоздалая больше чем на три года благодарность?»
Хотя такой фонд Прескоттов был Прайс несравнимо более по душе, чем тот, из-за которого пришлось бродить по сцене и (не особо) пытаться стилизовать свою речь под слова какого-то очередного дохлого белого чувака, который написал ну или собрал охуеть какие жизненные истории в сборник, чтобы это все повторялось, повторялось и повторялось из года в год, а зрители и актеры чувствовали (или, по крайней мере, усердно делали вид), что прикасаются к чему-то вечному и прекрасному. Для Хлои тогда самым вечным и прекрасным было обещания Рэйчел увести ее отсюда. Жаль, что это была очередная ложь.
— Типа… спасибо? — просто для того, чтобы уверить себя в том, что она лучше Прескотта и знает это слово. Удивленная Хлоя переглянулась с барменом, красноречивый взгляд которого намекнул о том, что это не первая выходка сыночка денежного мешка.
Может, он тоже один из тех, кого алкогольная терапия делает лучше. Прайс оставалось только догадываться, что происходит в этой светлой (но только в плане цвета волос) голове. И все же Нейтан Прескотт не выглядел сейчас, как зло во плоти. Скорее… растерянным? Отрешенным? Грустным? Погруженным в свои мысли? Даже не слишком-то обозленным на мир.  В общем, обычным человеком, и число нулей на счету его семьи здесь не играло особой роли.
От этих несомненно важных размышлений Прайс отвлек завибрировавший в кармане джинсов телефон. Грустно, но закономерно — мама теперь редко когда засыпала дочь обеспокоенными сообщениями. Привыкла. А поскольку армии друзей у Хлои тоже не было, когда она достала смартфон, оправдалось ее худшее — и практически единственное —  предчувствие.
Фрэнк.
«Прайс, ты пиздец как испытываешь мое терпение».
«Чувак, дай мне еще немного времени».
«Не больше недели. Поторопись, блять».
Хлоя удержалась от того, чтобы не попросить травки. А что, пару раз прокатывало в счет долга. У Хлои даже осталась заначка на черный день, которую пока не смог унюхать усатый недокоп.
Изменившись в лице во время короткого текстового диалога, Хлоя призадумалась о том, как, блять, иронично было наткнуться в этот день на Прескотта.
«Чувак, ты меня почти не знаешь, но займи мне три косаря, которые я верну тебе примерно… никогда, потому что это для тебя пшик, а может спасти мою ебаную жизнь, и знаешь, я иногда сомневаюсь, стоит ли ее спасать, но не могу не попробовать».
Да нет, проще откусить себе язык и тщательно его пережевать, чем заставить сказать такое.
Поднесенный огромный стакан с пивом заставил Хлою оторваться от возникшей в ее  — что странно — ненакуренной  голове мысли и вновь немного оживиться.
Хлоя Прайс, изгнанник Блэквелла и Нейтан Прескотт, лучший студент, выпивают вместе.  Будь Макс здесь, она бы сделала мгновенную фотографию и назвала ее «Бесконечное падение в бездну». Ну, если бы знала Прескотта хотя бы понаслышке и не забила бы на Хлою.
Хлоя так успешно избегала студентов Блэквелла во время своих рейдов туда, а Макс так удачно отсиживалась в коконе своей комнаты после занятий, что они даже ни разу не столкнулись.
«Я сама пиздец какой ебанутый человек. Зачем я вообще думаю о Макс и помню ее дурацкий день рождения? Разве она не забыла меня за все эти годы? Разве, встреться мы каким-то чудом, нам было бы вообще о чем поговорить?»
Хлоя оживилась и взялась за стакан со своей практически свалившейся с неба выпивкой.
— Нынешняя молодежь совсем не знает дисциплины. Какое будущее ждет эту страну с таким следующим поколением? — Хлоя наигранно нахмурилась и воспроизвела выражение лица Дэвида (очень тупое выражение) и говорила, подражая его тону (далеко не такому мужественному и твердому, как ему бы хотелось). — Как сказал бы мой мудотчим.
А потом достаточно посерьезнела, отсалютовала своим тяжелым стаканом и произнесла:
— За инсубординацию!
Примерно в этот момент после длинного глотка пива залпом ее посетила мысль, что, будь у Прескотта достаточно наличных, они могли бы помочь друг другу. Она — не оставила бы его под хищными взглядами окрыленных алкоголем и не боящимся гнева его отца местных завсегдатаев. Он — тем, что… ну, напился бы сильнее, чем сейчас и не сопротивлялся бы, если бы она залезла к нему в карманы.
В первое мгновение идея показалась довольно дикой. А Хлоя сама себе — далеко не самым хорошим человеком.
Но если, несмотря на наличие мобильных телефонов и ебаного интернета, дорогие люди не хотят даже попрощаться с ней нормально, разве она может стать хуже, чем есть сейчас?

+2

7

- Тебе нет дела до того, почему я не тусуюсь со своими друзьями, - особенно выделив интонацией последнее слово, отрезал Прескотт. Свита. Не произнеси это именно Прайс, слово бы, наверное, польстило бы Прескотту, все-таки, несмотря на свой ублюдский статус, представлять себя королем было здорово. Все пресмыкались. Никто не вставал на пути.
Но у Нейта не было желания обсуждать, почему он не выворачивает друзьям наизнанку свою душу. Ответ казался ему слишком очевидным, чтобы озвучивать.
Время от времени Нейтан замолкал, упираясь взглядом в барную стойку, будто пытаясь заставить себя собраться. Периодически из этого пространственного вакуума его выдергивал звон пивных кружек, гогот за столами или просто голос Прайс, которой, в общем-то, было все равно, за чей счет надираться.

Это «спасибо» звучало откровенным подъебом, в ответ на который Нейтан лишь равнодушно цокнул языком и достал из кармана пачку сигарет. Он знал, на что давила Хлоя, во что пыталась ткнуть: давным-давно он сунула нос не в свое дело и решила, что он должен быть ей благодарен.
Ну конечно.
Может, еще и на коленях ползать? Никто не просил ее влезать в перепалку с Дрю. Никто. Тем более, Нейтан.
Прескотт тихо фыркнул, поднося горящую зажигалку к плотно зажатой губами сигарете. Бумага с едва уловимым потрескиванием начала тлеть – в шуме дешевого кабака этот запредельно приятный звук уловить практически невозможно, но Нейтан слышит его, потому что в тот момент почти ограждается от всего остального мира проникающим внутрь терпким дымом, что заполнял пространство легких пагубной отравой.

Иногда он хочет накуриться так, чтобы его разорвало к чертовой матери от густого едкого дыма. Чтобы он харкал кровью, пока лопаются его бронхи. Чтобы его лицо синело от нехватки воздуха. Он никому не говорил об этом, тем более психотерапевту, которого систематически посещал по выходным. Его не поймут. Его запишут в число опасных для самих себя психопатов и ограничат свободу. И это затянет тугую петлю на его шее.
О своих настоящих мыслях Нейтан не рассказывает никому. Даже Марку – он и так видит все насквозь, и ни одно чувство, зарождающееся внутри тщедушного сутулого тела, не обходится без его пристального внимания. Это жутко страшно, когда человек одним взглядом способен прорвать твою стальную оборону и разбить крепкие запертые ставни на тысячи осколков.
Только Марк способен заставить его говорить.
Для остальных он «застегнут на все "молнии"».
Парень сделал очередной глоток спиртного, которое уже успело утратить для него свой более-менее привлекательный вкус.

Нейтан смотрел на Прайс достаточно долго, чтобы под его расфокусированным взглядом становилось неуютно. То ли он пытался думать, то ли просто от большого количества выпитого впал в состояние «ушел в себя – вернусь нескоро», но где-то с минуту Прескотт просто залипал, глядя даже не на явившегося собутыльника, а будто бы сквозь нее.
И тогда Нейтан сделал то, чего не ожидал никто: ни окружающие, ни он сам – от себя. Он запредельно громко засмеялся. Причем искренне, смачно прочувствовав хорошую шутку, а хорошую шутку от Прайс он ни за то не ожидал. На самом деле, от присутствия неформалки ему стало хоть немного легче – впрочем, откровенную и давнюю неприязнь алкоголь не заглушил. Просто сейчас хотелось другого. Легкости, что ли. Как говориться, плыть на волнах и ни о чем дурном не думать.
Хотя бы один вечер за прошедшие полгода.
- «Мудотчим», лол. Он действительно так разговаривает, - с некой долей веселья в голосе отозвался Нейтан, продолжая держать такое шаткое равновесие.

Где-то глубоко в его подсознании пронеслась мысль о том, что будет некстати проблеваться прямо здесь, если вдруг ядреная смесь его колес и тяжелого алкоголя даст о себе знать.

– Бесит вообще. Лезет не в свое дело, доебался, блять, - уже глуше произнес Прескотт: Дэвид Мэдсен имел в Блэквелле, мягко говоря, не очень чистую репутацию и не было ни одного студента – да и, пожалуй, преподавателя – который испытывал к нему теплые чувства. Но у наследника богатейшего семейства Аркадии Бэй был свой резон испытывать к нему ненависть: драгоценный папочка платил ему за наблюдение за любимым сыночком.
Fuck.

+2

8

«Вот же мелкий злобный криповый пижон». Забавно, кстати, как его новый отвязный образ сочетался с прежней манерой одежды пай-мальчика.
Но все равно Нейтан Прескотт навсегда останется Нейтаном Прескоттом. Или… успел отточить свое мудачество?
Что может быть большим доказательством того, что жизнь не удалась, как тот факт, что даже у Прескотта есть друзья, а у тебя —нет? Да практически ничего. Хотя удар наверняка был нанесен наугад, Хлоя внутренне содрогнулась от осознания того, в какое дерьмище превратилась ее жизнь.
Хуже отсутствия друзей мог быть только тот факт, что она чувствовала себя чужой в собственном доме. Иногда она приходила, заставая мать и отчима беззаботно болтающими, напевающими и мило воркующими, словно они парочка голубков. Никто больше не видел Дэвида Мэдсена таким, каким он становился со своей миссис Мэдсен.
Но стоило только им увидеть Хлою — проблемную Хлою, прожигающую свою жизнь в пустоту Хлою, не обещающую покинуть дом ради учебы в колледже и даже не закончившую среднюю школу Хлою — их взгляды сразу становились озабоченными. По-разному. Расстроенным и невыносимо грустным —  у мамы. Суровым, властным и требовательным — у Дэвида.
Хлое было невыносимо их участие. Хлоя только еще больше запиралась в себя, жалея о том, что она так и не может найти в себе сил свалить из дома без Рэйчел.
Она чувствовала лишней. Чувствовала, что остатку семьи Прайс больше нет места в доме Мэдсенов. Они пытались ее вразумить, искренне, мама так точно, но все, о чем могла думать Хлоя — о том, что папа и Рэйчел никогда ее ни в чем не упрекали. Почему ради них хотелось становиться лучше? Потому что они никогда не читали тягостных нотаций, не смотрели тяжелым и осуждающим взглядом. Они умели рассмешить Хлою, а в последние полгода она совсем уже забыла, что такое — чувствовать веселье. Даже алкогольное опьянение всего лишь притупляло чувство одиночества и собственной ущербности.
И все же, Хлоя, до того чувствовавшая себя неуютно под взглядом Прескотта так, что не отводила взгляда, но начала неосознанно нервозно стучать носком красного кеда по стойке, внезапно для самой себя рассмеялась в голос вместе с ним, едва не подавившись пивом.
Неужели алкоголь успел ударить в голову так быстро? Хлоя рассеянно и мимолетно подметила, что впервые видит лицо Прескотта таким… беззаботным? Раньше она вообще думала,  что богатство его мимики ограничивается недовольно или напряженно поджатыми губами. И презрительным взглядом, конечно.
Прайс, оставившая пиво, чтобы унять внезапно нахлынувшую смешинку, вдыхала запах сигарет и попутно всмотрелась в Прескотта, словно — отчасти — видела его впервые. Эта новая грань заставила почувствовать себя чуточку расслабленнее, и она продолжила свои военные каламбуры о ненавистном недо-родственнике:
— Радуйся, что он не оккупирует твою территорию 24/7. Потому что выгуливает свои усы на моей, — все еще с несерьезным выражением лица скривилась Хлоя.
А потом неосознанно даже подметила какое-то изменение в тоне Прескотта и выпалила внезапно:
— Этот урод ненавидел Рэйчел. Обращался с ней, как с преступницей. Первое время даже радовался, что она свалила и не будет больше на меня плохо влиять, блять, чертов уебок.
Иногда язык Хлои выдавал слова прежде, чем их успевал обработать мозг. И Хлоя не знает, почему приступ откровений напал на нее именно сейчас. Может, из-за алкоголя. Может, потому что раньше она считала бессмысленным делиться этим с мамой, а больше было не с кем. Может, потому что Прескотт ненадолго показался не таким уж моральным уродом, как раньше. Может, потому что он тоже когда-то знал Рэйчел и, может, — в отличие от всех тех студентов, которые слишком быстро забили на пропавшую любимицу, — способен разделить чувства Прайс.
И все же Хлоя успела лишь немного затуманить сознание, поэтому спохватилась, прикусила язык — даже немного физически – и сделала очередной большой глоток, растерявшись и не зная, спасает ли себя этим от собственной горячности и опрометчивости, или загоняет еще глубже в пропасть. Хотя для стороннего наблюдателя ответ был бы очевиден.

+1

9

- Может, не двадцать четыре на семь, но как минимум две трети моего личного времени этот пидор трется неподалеку.

Алкоголь способствовал откровениям, но они с Прайс были достаточно далеки от понимания друг друга, чтобы Прескотт мог сболтнуть действительно лишнего. Беседа напоминала треп двух более-менее знакомых людей – взаимный обмен колкостями, незначительные жалобы на жизнь в саркастическом тоне и просто спиртное. Словно двое случайных встречных за барной стойкой, которые утром даже не вспомнят имен друг друга.

Интересно, знает ли Хлоя Прайс о том, что ее «мудотчим» зарабатывает неплохое бабло, занимаясь сталкерством за сыночком самого богатого человека Аркадии Бэй? Интересно, знает ли она, что Шон Прескотт платит достаточно щедро за то, чтобы не позволить своему отпрыску влипать в неприятности?
Нейтан неопределенно фыркнул, бросив пьяный взгляд на свою собутыльницу. На секунду в его голове пронеслась мысль, что это – еще не самая плохая компания на вечер, которую он мог себе вообразить. Во всяком случае, не серая замарашка Кейт Марш, отвязно зажегшая в сердцах (и не только) мужской половины Циклона огонь.

От мысли о девчонке одновременно становилось и весело, и дурно – такое тяжелое омерзение, смесь насмешки и чувства вины. Ведь только он знал, что происходило ПОСЛЕ.

На самом деле, Кейт никогда не привлекала его физически, Нейтан предпочитал куда более открытых и раскрепощенных девушек, а мыши вроде нее всегда оставались далеко в стороне. Но Джефферсон хотел именно ее. Может, не ее, но под его условия больше всего подходил этот «синий чулок». Невинность. Да она лилась из нее через край.

Нейтан не думал, что ему будет настолько мерзко наблюдать за тем, как Марк подходящей композиции ради передвигает безвольное тело, располагая в самых откровенных, интимных – но не похабных – позах. Но слишком неестественно выглядел этот контраст, слишком приторно, слишком фальшиво. Прескотт понимал, что нужно нечто другое. Так и оказалось. Марк не нашел в Кейт то, что искал. После Рэйчел все было не тем.

Парень нервно дернул плечами, словно пробуждаясь от навязчивых тошнотворных воспоминаний.
- Вообще не удивительно, что этот придурок так думает. Она торчит похлеще меня, - фыркнул Нейтан, на секунду забыв, что Рэйчел...

- Рэйчел? – сколько ни пытался он препятствовать дрожи в голосе, но все-таки на секунду сорвался на писк. Прокашлялся, делая вид, что поперхнулся – лишь бы не вызвать подозрений. По спине пробежали мурашки, и вдруг стало как-то холодно – точно изнутри морозят. В стакане заплескался ром, позвякивая о края стекла льдом: боясь не удержать его в трясущихся руках, Нейт поставил стакан обратно на барную стойку, упершись взглядом в полированное дерево. Почему она заговорила о Рэйчел? Она что-то подозревает? Она знает, что это ты убил Рэйчел своими собственными руками?

Стало тяжело дышать, а к горлу комком подкатила тошнота. Головная боль настигла парня с новой силой, заставляя сжать пальцами пульсирующие виски.
То ли его предал ром, то ли совсем сдают нервы.

+2


Вы здесь » planescape » И пустые скитания становятся квестом » i hold an image of the ashtray girl


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC