он много раз слышал, что о покойных или только хорошее или игра в поддавки — завяжи подъязычную мышцу в морской узел, ни к чему трогать усопших, если не хочешь столкнуться лицом к лицу с мертвецом (разжигай огни, не открывай дверь какому попало).
рука, тянувшаяся из ада, из земли, — его мокрая ладонь. смерть и тьма лижут песок у его ног, собаки трутся боками о желтые камни: позови меня, если красивая голова тебе надоела. Читать дальше
Вглядывались ли Вы когда-либо в заволоченный чернильным маревом небосвод с мелкой россыпью мириад искристых звезд, слыша на границе сознания хрустальную мелодию с другого конца Вселенной? Мерещились ли Вам обволакивающие пространство тягучие эфирные сети, неведанными стезями уходящие далеко за горизонт? Нарушала ли Ваше душевное равновесие мысль, что все переплетено, оглушая сродни раскатистому грому? Если Ваш разум устал барахтаться в мелководье иллюзорных догадок, то знайте — двери нашего дома всегда открыты для заблудших путников. Ежели Вашим разумом владеет идея, даже абсолютно шальная, безрассудная, а душу терзает ретивое желание воплотить ее в жизнь, то постойте, нет-нет, не смейте даже думать о том, чтобы с ней проститься! Право, не бойтесь поведать о той волнующей плеяде задумок, что бесчисленными алмазными зернами искрятся в голове, — мы всегда будем рады пылкости Вашего воображения, ибо оно, ничуть не преувеличивая, один из самых изумительных даров нашей жизни.
шаблон анкеты вторые роли валюта связь с администраторами
гостевая книга правила сюжет занятые роли нужные персонажи

planescape

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



a real connection

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

// life is strange //
a real connection


http://s3.uploads.ru/F79qj.png   http://sd.uploads.ru/9hfiE.png   http://s8.uploads.ru/cOhDu.gif


// марк джефферсон, рейчел эмбер; академия блэквелл, учебное время //

вы знаете то чувство, когда другой человек понимает вас без лишних слов? это и есть настоящая связь между двумя людьми, между фотографом и моделью, между художником и музой.

+2

2

Ученики академии походили на без зазоров закрытые коробки, что отличались между собой лишь обёрткой. Некоторые были серыми, неприметными, завёрнутыми в дешёвую бумагу и обмотанные обычным скотчем — с первого взгляда совершенно не вызывали интерес, теряясь и не цепляя взгляд. Другие же сияли красивыми бантами и привлекали внимание своей необычной формой, выделялись на фоне остальных, словно драгоценные камни среди блеклого песка.

И каждую из этих коробок только предстояло открыть. Поспособствовать, чтобы их наполнение высвободилось и обрело форму, внутри у них всех — сырой материал, мягкая глина, из которой нужно вылепить что-то стоящее. И далеко не всегда внешний вид отражает то, что скрыто в середине — самые неприметные могут прятать внутри большой талант, а те, что ярче — только россыпь бесполезного энтузиазма.

Марку нравилось смотреть на них и медленно снимать слои обёртки и плотного картона, добираясь до спрятанного внутри — и речь не только об ученических способностях. Впервые посмотрев на свой класс, он увидел лишь начальный материал, неподготовленный к творчеству холст, которым ему предстояло заняться. Ненастроенные камеры. Непроявленная плёнка.

— Искусство фотографии — явление многогранное, комплексное и требовательное. Нельзя просто нажать на кнопку и получить шедевр; фотограф должен не только создавать, но, в первую очередь, — видеть. Перед тем, как взглянуть в видоискатель и навести резкость, снимок нужно сделать своими глазами.

Наблюдая за внимательными взглядами своих учеников, Марк мысленно анализировал каждого, пытаясь отгадать, кто из них действительно сможет привнести в искусство фотографии что-то своё, а не стать очередной бледной копией десятков предшественников. Короткого знакомства во время первого урока мало, чтобы рассмотреть настоящие таланты, но достаточно, чтобы первые стебельки интереса начали пробиваться и прорастать.

— Уверен, большинство из вас уже умеет видеть стоящие кадры, распознавать их среди обычных повседневных видов и ситуаций, и знает, как правильно подловить момент. Я прав? — Марк улыбнулся, медленно прохаживаясь по центру класса, чувствуя себя между ученических столов куда более свободно, чем на учительском месте около доски. — Я могу дать вам один важный совет: всегда делайте снимок. Все лучшие моменты, без исключения, скоротечны, и нужно натренироваться их ловить. Одной секундой позже — и мгновение уйдёт навсегда.

Даже сейчас, наблюдая за эмоциями на их лицах, Джефферсон мысленно отмечал, как ускользают самые дорогостоящие секунды: пристальный, ощутимый взгляд Виктории сменялся мягким и улыбающимся, как только Марк на неё смотрел; интерес и любопытство в глазах Кейт скрывались за слоем смущения и опущенными ресницами; и так было с каждым — короткие мгновения настоящего заканчивались слишком быстро.

— Искренность — самое ценное, что можно запечатлеть на снимке. Именно искренность дарит фотографиям эмоции и глубину, которые цепляют и остаются в памяти. А стоит наполнить кадр неумелой постановочной игрой — и никто о нём не вспомнит.

Марк окинул взглядом студентов, с интересом их рассматривая — многие из присутствующих девушек наверняка любили как и делать фотографии, так и становиться их объектами.

— Фотограф должен уметь настраивать не только камеру. Технические моменты — это лишь начало процесса, работа с окружением и композицией — вот, что отличает дилетанта от художника. И умение правильно расположить к себе модель, чтобы добиться от неё искренних эмоций и лучшим образом подать на снимке, — это одно из самых основных требований. Не сомневаюсь, что некоторые из присутствующих умеют не только снимать, но и позировать, — Марк усмехнулся, цепляясь взглядом и задерживая его на студентке, которая на протяжении всего урока влекла внимание своим уловимым модельным потенциалом, который было легко распознать опытным взглядом. Рейчел Эмбер, кажется.

Некоторые приносили с собой кропотливо собранные первые портфолио со снимками разной степени мастерства и удачности, другим для самоподачи достаточно было просто показать себя.

— Быть моделью — это тоже своего рода искусство, ведь вдохновение фотограф черпает именно из выбранного им объекта. Между художником и его моделью всегда должна быть связь, и чем она прочнее, чем эмоциональнее — тем лучше получаются кадры. Берт Штерн, один из лучших портретистов мира, однажды сказал такую фразу: "Я был влюблён в каждого, кого фотографировал". Вот, в чём был секрет неповторимости его снимков. Позирование чем-то похоже одновременно и на раскрепощение, и на актёрскую игру. Кто-то из вас думал о карьере не только фотографа, но и модели?

+3

3

Когда Рейчел вошла в класс, она оказалась не первой — Виктория Чейз встретила ее своим фирменным надменным взглядом, изучающим ее и, как подумала Рейчел, выискивающим в ней недостатки, которые сегодня смогли бы сыграть самой Виктории на руку. Здороваться первой Чейз не собиралась, будучи слишком занятой в мыслях собственным превознесением, поэтому заговорила Рейчел:

— Привет, Виктория. Отлично выглядишь.

Мини-юбка Виктории стоила, наверное, тысячу баксов. Может быть меньше, но этих денег вполне хватило бы, чтобы снять на месяц какие-никакие апартаменты в Калифорнии. Было понятно, зачем она сегодня ее надела, — впрочем, это было так ожидаемо от Виктории. Рейчел, в свою очередь, решила обойтись повседневным прикидом с рваными джинсами и распущенными волосами.
Она с трудом подавила смешок — Виктория так сильно хотела казаться особенной, так заботилась о том, чтобы произвести правильное первое впечатление, а придумать что-то, кроме как напялить каблуки, не смогла, ведь на самом деле она — простая и предсказуемая. В той же Кейт Марш, по мнению Рейчел, было больше загадки.

Получив в ответ какую-то колкость, которую Рейчел пропустила мимо ушей, она обосновалась за партой поближе. Ученики на первых рядах запоминаются лучше — она это знала не понаслышке. К тому же в этой школе не было учителя, который бы ее не запомнил.
Пока остальные ученики подтягивались в класс, Рейчел от скуки скребла ключом по парте. Увидев на деревянной поверхности пространство для творчества, она, не задумываясь о последствиях, оставила на ней гравировку с сердечком «rachel amber 4 ever». Пусть ее отругают за порчу имущества, но когда-нибудь эту надпись увидят другие люди, севшие за эту же парту, и, прочитав ее, зададутся вопросом — кто она? А может, ее имя уже будет известно во всей Америке или даже за ее пределами, а эта парта станет предметом споров юных учеников Блэквелла или достоянием школы.

Тем не менее, когда начался урок, она положила на выцарапанную надпись тетрадку.
Рейчел на несколько секунд обернулась, кожей чувствуя на себе прожигающий взгляд Виктории, который так и кричал: «только попробуй выпендриться». Она сразу поняла, что Виктория изучила нового преподавателя не меньше, чем она сама.

Марк Джефферсон. Это имя уже было хорошо знакомо Рейчел. Впервые она наткнулась на его работу в каком-то журнале: это была черно-белая фотография девушки со смоляными волосами. Белый фон и никаких лишних деталей — только игра двух цветов и их оттенков. Там же были небольшая статья о фотографе и еще несколько его работ. Конечно, ей захотелось узнать больше, и она как всегда полезла в интернет — в закладках у нее было много разных фотографов из разных точек мира, не только американских. А услышав, что Джефферсон будет вести занятия здесь, в Блэквелле, Рейчел отыскала все работы, которые только смогла найти на просторах сети. Правда, фотографию его самого отыскать удалось с трудом, к тому же в реальности он выглядел моложе и привлекательнее, нежели в маленькой рамочке в журнале.

Рейчел слушала. Ей было интересно узнать, что из себя представляет человек, создающий такие завораживающие работы, как он мыслит и как действует. Когда он спросил про стоящие кадры и улыбнулся, Рейчел улыбнулась тоже. Она бы сфотографировала этот урок со стороны, если бы могла, — она хотела бы навсегда сохранить напоминание о нем, как о начале чего-то нового. Кто знает, может однажды ей придется вспомнить, с чего все начиналось.

В Блэквелле о ее стремлении стать моделью знали все, даже Самюэл, и что эта мечта для нее гораздо важнее, чем поступление в колледж. Рейчел этого и не скрывала. Конечно, находились и такие люди, что пытались ее отговорить от этой идеи или вообще были от нее, мягко говоря, не в восторге. Но большинство — особенно здесь, в Блэквелле, — ее поддерживало, а кое-кто пророчил ей грандиозные успехи. Дома у Рейчел был большой альбом с собственными снимками: их было так много, что она толком не знала, из чего ей лучше составить модельное портфолио. Свое портфолио как фотографа у нее тоже было, но гордилась она не им.
Как бы ни хотелось ей показать Джефферсону многие свои фотографии, чтобы он оценил их со своей устоявшейся перспективы, принести все с собой она не могла, как и не хотела показаться навязчивой. С собой в тетрадке у нее лежала парочка другая снимков — так, на всякий случай. У нее всегда с собой что-то было, чтобы она в любой момент могла спросить чьего-то мнения, не обязательно профессионального — любого мнения интересного ей человека. Нередко это заканчивалось тем, что свои фотографии она дарила. Людям было приятно ее внимание, а ей — их внимание.

Марк Джефферсон казался ей в этот момент выигрышным билетом в лотерею. В захолустье под названием Аркадия Бэй не было толком ни профессиональных модельных агенств, ни выставок фотографии, ни модных музеев современного искусства, вроде тех, что навалом в Лос-Анджелесе или Нью-Йорке. Здесь не было тех мест, где могли бы водиться знаменитые фотографы, подобные Джефферсону, и где ее, Рейчел, могли бы заметить и оценить по достоинству. Ей нравилось позировать перед камерами друзей, нравились их снимки — некоторые небрежные, а некоторые удачные и даже заставляющие на них заглядеться на минуту другую, но все это она считала баловством. Рейчел хотела узнать, как она будет смотреться на снимке, если его сделает настоящий фотограф. Если бы ей только выпал шанс поработать с Марком Джефферсоном, тогда бы она смогла по-настоящему понять, что значит быть моделью.

Когда он задал вопрос о карьере, почти все в классе перевели взгляд на Рейчел, однако она чувствовала себя спокойно под их пристальными взорами. Люди всегда смотрят, когда им что-то интересно.

— Я думаю об этом постоянно, — с улыбкой сказала Рейчел. — Многим нравится, как я получаюсь на фото, и поэтому меня часто зовут позировать. К тому же, я больше предпочитаю смотреть в объектив камеры, а не сквозь него. Мне кажется, что если и у модели есть чувства к фотографу, абсолютно любые, даже самые негативные, только тогда она может раскрыться эмоционально на фотографии. Ведь, допустим, поймать настоящий гнев, промелькнувший в человеческих глазах, не так просто — он быстро ускользает, сменяясь чем-то еще, — продолжила Рейчел, на мгновение глянув в сторону рассердившейся Виктории, которая надевала свою улыбку каждый раз, когда Джефферсон обращал на нее свой взгляд.

Отредактировано Rachel Amber (09.09.18 17:55)

+2



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC